Признание третейскими судами права собственности на

  • Закрыть ... [X]

    4.4.1. Юрисдикционный орган, компетентный рассматривать требования о признании права собственности. Такой способ защиты, как признание вещного права, может быть реализован только судом. Поэтому заинтересованное лицо вправе использовать только предъявление искового требования (средство защиты), а суд реализует рассматриваемый способ защиты посредством вынесения решения. Иными словами, признание вещного права - безусловная прерогатива суда. Признанием права собственности снимается сомнение в принадлежности права на имущество. Так, признав одно лицо собственником вещи, суд устраняет возможность осуществления господства над этой вещью со стороны всех других лиц. Как указывает А.В. Люшня: «Правовая природа исследуемого способа защиты детерминирует его применение исключительно в судебной форме с помощью иска»1.

    Кроме того, необходимо обозначить актуальную сегодня проблему -проблему возможности признания права собственности третейским судом. Вопрос о возможности признания третейским судом права собственности приобрел злободневность, в связи с все более широким использованием института третейского разбирательства для целей незаконного захвата недвижимого имущества в собственность.

    Известны случаи, когда по результатам разрешения названного иска третейский суд признавал собственником недвижимого имущества истца по делу, тем самым лишая вещных прав на имущество лицо, которое вовсе не знало об этом разбирательстве, не участвовало в процессе и не могло своевременно представить необходимые доказательства. При этом удовлетворение иска о признании не требует выдачи исполнительного листа, и судебное решение, вступившее в законную силу в соответствии с и. 1 ст. 17 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», само по себе является основанием для внесения записи в государственный реестр о наличии права собственности на недвижимое имущество. В результате собственник узнавал о прекращении у него права собственности на недвижимое имущество уже после внесения записи в Единый государственный реестр.

    В отношении обозначенной проблемы высказываются различные мнения. Ряд ученых считают недопустимым ограничение компетенции третейских судов по делам о признании права собственности. Другие высказываются за ограничение компетенции третейских судов в части признания права собственности, опираясь на теоретические исследования и приводя немало примеров злонамеренного использования института третейского разбирательства. Третьи, соглашаясь с необходимостью изъятия дел о признании права собственности из компетенции третейских судов, указывают, что этот вопрос должен решаться путем законодательной регламентации. Представляется, что ни одна из приведенных точек зрения не верна: дела о признании права собственности на недвижимое имущество вообще не подведомственны третейским судам.

    Дело в том, что сфера правоотношений, которые могут быть предметом третейского разбирательства, ограничены исключительно сферой гражданско-правовых отношений. Следовательно, если спор носит публичный характер, а спорное правоотношение связано с отношением власти и подчинения, то третейский суд не в праве принимать такой спор к производству.

    Права на недвижимое имущество подлежат регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество сделок с ним. Данный реестр носит публичный характер, как и споры по поводу прав на недвижимость. Исключительная юрисдикция государственных судов по спорам о правах на недвижимое имущество установлена статьями 33 и 248 АПК РФ.

    Необходимо отметить, что судебная практика начиняет склоняться к заявленной позиции. Так, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 июня 2007 г. № 377-о-о пояснил, что спор о недвижимости не может быть предметом третейского разбирательства в силу того, что права на недвижимость подлежат регистрации в публичном реестре, а эти споры носят административно-правовой характер. Высший арбитражный Суд Российской Федерации, излагая свою позицию в Письме от 23 августа 2007 г. № ВАС-С06ЮПП-1200, указал, что «признание права собственности на недвижимое имущество производится лишь в государственных судах Российской Федерации по месту нахождения такого имущества».

    Президиум ВАС РФ в пункте 27 Информационного письма от 22 декабря 2005 г. № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» разъяснил, что вопрос о праве на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции государственных судов.

    Исходя из содержания части 6 ст. 4 АПК РФ и п. 2 ст. 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов. Правоотношение, связанное с регистрацией права собственности, имеет публично-правовой характер, а решение третейского суда о признании права собственности на объект недвижимости -публично-правовые последствия, в связи с чем спор о праве собственности на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции государственных судов.

    В практике окружных арбитражных судов поддерживается позиция о том, что вопрос о праве собственности на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции государственных судов1.

    Согласно подпункта 5 пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основанием для государствен-

    ной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются вступившие в законную силу судебные акты.

    К вступившим в законную силу судебным актам могут относиться только решения государственных судов, относящихся к судебной системе Российской Федерации, а не решения третейского суда. Данная позиция подтверждена Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 июня 2007 г. № 377-0-0, согласно которому третейский суд не относится в соответствии со статьей 118 Конституции Российской Федерации к органам осуществления правосудия, а третейское разбирательство является одной из альтернативных форм защиты гражданских прав.

    Вывод о невозможности государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании решения третейского суда поддержан в практике арбитражных судов[1].

    4.4.2. Вид производства. В пункте 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17 февраля 2004 г. № 76 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение» закреплено положение, в силу которого наличие или отсутствие гражданского правоотношения (права собственности, обязательственного правоотношения и др.) не подлежит установлению в порядке особого производства. Включение данного положения в Обзор обусловлено тем, что на практике главенствовало иное мнение -о допустимости признания, в частности, права собственности в порядке особого производства. В ряде случаев суды устанавливали право собственности на имущество как факт, имеющий юридическое значение. Изложенный подход основывался на неправильном понимании института судебного установления фактов, имеющих юридическое значение. Задачей суда при установлении юридических фактов является установление фактических обстоятельств, но не решение вопроса о наличии или отсутствии правоотношения (абсолютного либо относительного). Особое производство характеризуется отсутствием спора о праве.

    Интересно, что как в период подготовки названного ранее «Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение» (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17 февраля 2004 г. № 76), так и после его принятия нередко звучали предложения о целесообразности «разрешить» устанавливать в порядке особого производства право собственности в тех случаях, когда нет спора о праве и, следовательно, отсутствует лицо, оспаривающее это право. В обосновании таких предложений обычно указывалось на необходимость рассмотрения названного требования в более сжатые сроки, а также на затруднения в указании ответчика ввиду их бесспорности1.

    Требование о признании вещного права может быть заявлено только путем предъявления иска и должно рассматриваться в порядке искового производства. В силу этого исковое заявление, содержащее требование об установлении гражданского правоотношения в особом производстве, подлежит оставлению без рассмотрения согласно п. 3 ст. 148 АПК РФ.

    В соответствии с пунктом 7 Обзора недопустимо устанавливать факт принадлежности имущества на праве собственности в порядке особого производства. В данном случае затрагивается проблема установления юридических фактов, являющихся основанием для признания права собственности.

    В соответствии с пунктом 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ арбитражный суд рассматривает дела об установлении факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем признание третейскими судами права собственности на недвижимым имуществом как своим собственным. Изложенная формулировка не свидетельствует о возможности признания права собственности в порядке особого производства. В пункте 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ речь идет об установлении фактических обстоятельств, имеющих значение, прежде всего, для решения вопроса о приобретении права собственности по давности владения. Суд в этом случае не решает в неисковом производстве вопрос о праве, а устанавливает фактические обстоятельства, которые могут иметь значение для приобретения права собственности[2][3].

    Как уже указывалось выше, иск о приобретении права собственности на основании приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) не является по своей сути иском о признании права собственности, так как опосредует возникновение права собственности, а не констатацию его наличия. Именно поэтому для приобретения права собственности по давности владения надо лишь установить факт непрерывного, добросовестного и открытого владения имуществом как своим собственным в течение определенного законом времени. Данный факт будет являться основанием приобретения по давности владения недвижимым имуществом. В пункте 3 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» указано, что право собственности на недвижимое имущество, приобретаемое в силу приобретательной давности, подлежит государственной регистрации после установления факта приобретательной давности в предусмотренном законом порядке.

    Для констатации наличия вещного права, подтверждения его существования, необходимо предъявлять требование о признании права собственности, которое будет рассматриваться в рамках искового производства.

    4.4.3. Исполнение решения суда о признании права собственности. Удовлетворение иска о признании не требует выдачи исполнительного листа, так как само по себе признание наличия вещного права не требует совершения активных действий со стороны третьих лиц. Только в случае сочетания иска о признании вещного права с иными требованиями в рамках одного искового заявления возможно принудительное исполнение решения суда (в части, не относящейся к признанию наличия вещного права) в порядке исполнительного производства.

    Для реализации требования о признании вещного права никаких изменений в имущественной сфере ответчика не требуется, поскольку такое охранительное право направлено на установление наличия вещных прав, которые уже существуют. Цель виндикационного и негаторного исков заключается в понуждении восстановления положения, существующего до нарушения права, то есть совершении действий со стороны ответчика, а цель иска о признании права собственности -лишь констатация судом наличия у истца вещного субъективного права, что не требует от ответчика каких-либо действий.

    Нет оснований отнесения к исполнительным мерам действий по государственной регистрации вещного права на основании решения суда по иску о признании вещного права. Дело в том, что в силу абз. 1 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» что государственная регистрация прав является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Деятельность органов государственной регистрации связана с бесспорной юрисдикцией, которая носит правоподтверждающий характер. Более того, регистрирующий орган не может отказать в проведении государственной регистрации кроме случаев определенных в законе.


    Поделись с друзьями



    Рекомендуем посмотреть ещё:



    Рассмотрение третейскими судами споров о правах на недвижимость правовая Племянница с днём рождения смс

    Признание третейскими судами права собственности на Признание третейскими судами права собственности на Признание третейскими судами права собственности на Признание третейскими судами права собственности на Признание третейскими судами права собственности на Признание третейскими судами права собственности на

    ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ